Кремль

Кремль

«Кремль, бесспорно, есть создание существа сверхчело­веческого, но в то же время и человеконенавистническо­го», - писал автор книги, француз-путеше­ственник маркиз де Кюстин. Писал, как считают, специаль­но с целью очернения России перед лицом Европы, но не исключено - маркизу тоже что-то испортило настроение. Итальянцы, построившие Кремль почти целиком, от соборов до стен и башен, были бы такой оценке удивлены. Во всяком случае, из ренессансной Италии они выезжали гуманиста­ми. (Итальянцев выписали в конце xv века, поскольку у здеш­них зодчих с камнем, в отличие от дерева, не спорилось.) Но если иметь в виду авторов замысла, а не исполнителей, то, может быть, де Кюстин и прав. Авторов у Кремля, какой он есть сейчас, трое. Юрий Долгорукий, который строптивого боярина наказал, но палатами его в районе современной Сре­тенки не воспользовался, а занял Боровицкий холм. Иван III, прочертивший Кремлю границы и расставивший его соборы. И Сталин, который оставил в своей резиденции по одному па­мятнику от каждой эпохи: 82-метровую колокольню Годуно­ва, Теремной дворец Алексея Михайловича Тишайшего, клас­сицистический Сенат московского гения Матвея Казакова. В филантропии не упрекнешь ни одного из них.