Древнерусское государство (IX—XII вв.)

Древнерусское государство (IX—XII вв.)

Славяне — потомки древних индоевропейских земледельческих и скотоводческих племен — занимали огромную территорию в Восточной Европе. Археологические раскопки свидетельствуют, что на рубеже 3—2 тысячелетий до нашей эры (до н.э.) они оставили следы крупных археологических культур, связанных с земледелием и ремеслами. Им приходилось защищаться от кельтов* на западе и от скифов** на юге. Внешняя опасность сплачивала праславянские племена. Накапливался опыт отражения нашествий. В I в. нашей эры (н.э.) археологи открыли наличие у славянских племен оборонительных сооружений. Славянские племена, расселявшиеся на бескрайних просторах Восточной Европы, подвергались в IV в.н.э. нашествиям германских племен готов. К этому времени относятся первые известия о наличии верховной власти у славянского союза антов. Готский вождь Винитар, будучи не в силах справиться с антами, обманом заманил 70 славянских старейшин во главе с князем Бозом (Бусом) и умертвил их. Но и готы потерпели поражение от тюркоязычных племен гуннов, пришедших из Центральной Азии. В V в. часть славян участвовала в походах гуннов на запад — в Европу. Боролись славянские племенные союзы и с другими кочевыми и полукочевыми народами: с аварами — в русских летописях: обры; с хазарами — в VI—VII вв. н.э. Все это вынуждало славян иногда уходить на новые территории. Далекие походы и наличие сильных противников способствовали укреплению племенных союзов, во главе которых стояли выборные князья — воеводы.
 
 
В VI в. нашей эры славяне отражали нападения армий Византийской империи и успешно продвигались во внутренние владения Византии — на Балканский полуостров. Славянские народы в борьбе с многочисленными агрессивно настроенными соседями постепенно консолидировались и образовывали могучие племенные союзы. В VI в.н.э. на Карпатах существовал крупный военный союз восточных славян под предводительством князя дулебов. Дальнейшее формирование крупных племенных объединений привело к тому, что западные славяне создали союз Само (на территории Чехии, Моравии и Словакии), южные — сплоченный союз «Семи славянских племен» (в Северной Болгарии), восточные — феодальное Древнерусское государство, или, как иногда принято называть в исторической науке — Киевскую Русь. Государство в Древней Руси складывалось на основе мощных племенных союзов, возглавляемых местными князьями. Их окружала бывшая родовая знать — старейшины племен и родов. Важнейшие вопросы решались на народных собраниях — вечевых сходах. По русским летописям и согласно византийским и арабским источникам к началу IX в. известны славянские объединения вокруг Киева и Новгорода — в землях полян и ильменских словен. В орбиту деятельности союзов вовлекались не только славянские (кривичи, древляне, северяне и др.), но и угро-финские племена: эсты, коми, мурома, меря и др. Источники сообщают, что князья славянских союзов имели дружины, которые являлись ядром войска. При защите славянских территорий на помощь дружине собиралось народное ополчение. Оно также принимало участие и в дальних походах с целью отстаивания торгово-экономических интересов своих соплеменников. Такие походы были совершены новгородскими и киевскими дружинами в 20-х и 60-х гг. IX в. на Сурож* и Константинополь — столицу Византии. Так, в результате довольно длительного социально-экономического и политического развития у восточнославянских племен начало складываться государство с единой системой органов управления и наличием права (законов), действующего на определенной территории. Образовавшееся Древнерусское государство (IX—XII вв.) было крупнейшим государством Европы того времени. Его территория простиралась от Балтийского до Черного моря, от Карпатских гор до верховьев Оки и Волги. Европейская Русь располагалась на местности равнинного характера. Ландшафт и растительность отличались разнообразием. Дремучие хвойные леса Севера, окаймляющие многочисленные озера и болота, постепенно перемешивались с лиственными породами, подступали к границам реки Оки и, перешагнув ее, переходили к лесостепной фауне. Но в эпоху Древней Руси «бор велик» окружал и Киев. Лесные массивы вклинивались и уходили в степь по Днепру за реку Орель. Так же на границах со степью соседствовал Воронежский лес (дуб и другие ценные породы). Далее до берегов Черного моря простиралась плодороднейшая, черноземная степь — житница древнерусского землепашца. Однако степь не только кормила, но и разоряла его. Ее глубины выталкивали к открытым степным границам Руси волны воинственных кочевников.
 
* Византийский город в Крыму — Судак. Помимо многочисленных озер и болот, разбросанных на пространствах северной и средней Руси, ее равнину пересекали мощные водные артерии. Реки в те времена играли существенную роль в жизни славянских племен. Они служили им не только путями сообщений, но способствовали сложению политических и экономических объединений земель. По большим рекам возникали древнейшие русские города, сосредоточие ремесел и торговых факторий. Таковыми были: в землях ильменских словен — Ладога и Новгород на Волхове; Полоцк на Западной Двине у полочан; на территориях кривичей и полян — Смоленск и Киев на Днепре. По рекам плыли купеческие караваны с мехами, зерном, шел интенсивный обмен изделиями ремесленников.
 
В Древней Руси в первую очередь обособилась от земледелия такая отрасль как металлообработка. Основными центрами добычи и обработки железа являлись регионы: Старая Ладога, Черниговское Полесье, Волынь, Белозерье, Устюжна, Владимирщина и другие. Изделиями кузнецов пользовалось не только трудовое население Руси (лемеха для плугов, косы, топоры и др.), но и воинские контингенты — княжеские дружины, а в случае необходимости и народное ополчение. Они вооружались мечами, копьями, боевыми топорами и ножами местного производства. И на это были веские причины. Образовавшееся Древнерусское государство включало свыше 20ти разноязычных народов. Оно сплотило вокруг себя многие соседние племена: на севере — карелов, коми; на западе — эстов; на востоке — мордву и др. Экономическое развитие страны остро поставило вопрос о выходе на торговые коммуникации. Помимо этого предстояло отстоять свою независимость от притязаний внешних противников.
 
На южно-восточных рубежах государству угрожал Хазарский каганат. Он препятствовал выходу купеческим караванам по Оке и Волге в земли Багдадского халифата. Более того каганат стремился наложить дань на славянские племена полян в степях Приднестровья и вятичей, которые расселились в бассейне реки Ока. Византийская империя, имея в Крыму мощную крепость Херсонес, контролировала плавание по Днепру и Черному морю. Все это не могло не сказаться на взаимоотношениях Древней Руси с соседями. Русь имела в своем распоряжении такие магистральные пути как знаменитый водный путь из «варяг в греки» по Неве, озеру Ладоге, Волхову, Ловати и Днепру, соединявший Балтийское с Черным морями. По Западной Двине Русь поддерживала отношения с прибалтийскими землями и странами Западной Европы. По Волге и Каспию — с регионами Закавказья, Средней Азии и Ближнего Востока, о чем свидетельствуют находки восточных монет. Из Киева сухопутные пути вели на Волынь и через Карпаты в Краков, Прагу и далее в города Южной Германии.
 
Киев практически контролировал основные торговые пути Древней Руси и это определило тот факт, что он явился связующим центром объединенных славянских племен. Словене новгородские, кривичи смоленские, древляне с рек Тетерева и Ужа и другие племена держали путь по Днепру, который просматривался с киевских высот, направляясь с товарами в другие страны. Новгород и Ладога также имели достаточно хорошие связи с Прибалтикой и Скандинавией, но находясь по периферии зарождающегося государства не могли претендовать на главенствующую роль. Правители-князья прежде всего стремились занять престол в Киеве, который гарантировал им политическую и экономическую власть. Киевский князь, опираясь на дружины крупных славянских племен, мог успешно проводить военные мероприятия, обеспечивающие интересы населения Древней Руси. Под властью князя (с IX в. — великий князь) находились объединенные восточнославянские и другие иноязычные племена. Ведущую роль в объединении и функционировании аппарата управления княжеством играла старшая дружина — приближенные великого князя бояре — крупные землевладельцы и князья подвластных племен. Все они считались советниками великого князя по военным и административным вопросам. С их помощью он осуществлял контроль за соблюдением правовых порядков — обычное право («Закон русский»), упоминаемое в письменных источниках X в. Оно было выработано в результате совместной трудовой и военной деятельности племен. На содержание постоянного контингента войск — дружину — князь собирал дань (полюдье). Дань взималась или с крестьянского двора (дым), или с количества земельной площади (рало-плуг) и строго фиксировалось. В научной исторической литературе бытует мнение о том, что Древнерусское государство было создано «находниками» — варягами, а первым князем на Руси являлся варяжский воевода Рюрик, призванный новгородцами на княжение в 862 г. Русские летописи повествуют о том, что норманны действительно бывали в Ладоге и в Новгороде. Но их присутствие было связано с торговыми операциями, а не с завоеваниями русских земель. Попытки скандинавов наложить дань на славянские племена получали отпор и заканчивались изгнанием варягов «за море». Однако племена славян и чуди (угро-финны), населявшие новгородские земли, могли пригласить в качестве третейского судьи нейтрального человека, наделив его определенными правами и обязанностями. Таковым и был воевода Рюрик. Он в своей деятельности руководствовался новгородскими законами, что исключало какие-либо самовластные действия с его стороны. Таким образом, происхождение государства нельзя отождествлять с происхождением княжеской власти или династии, что исключает привнесение государственного строя извне и всех присущих ему атрибутов: единая система органов управления; законы, действующие на всей территории племен, входивших в состав складывающего государственного объединения.
 
Географическое положение Древней Руси исключало внезапный приход флотилии норманнов, как это часто случалось в Западной Европе — во Франции, Англии и, даже, в далекой Италии, где образовались норманнские владения. Морские суда скандинавов были хорошо приспособлены для океанских переходов. Имея более 20 пар весел, осадку до 2 м, они из северных морей могли дойти до Ладоги или Новгорода, преодолевая встречное течение рек Невы и Волхов. Для дальнейших походов купцы-варяги вынуждены были использовать местные речные ладьи славян*, приспособленные для преодоления речных волоков. Будучи зависимы от славян, скандинавы были заинтересованы в дружеских отношениях с ними. Последние в противном случае могли разгромить воинственных викингов на любой переволоке. Кроме того, такие города-крепости как Ладога, Новгород, Старая Русса, Смоленск и другие держали под контролем систему волоков. Во всяком случае приглашенный князь должен был «рядить по праву» (по законам славян) и выражать интересы древнерусских племен — иначе он лишался своего места и дружины, которая в своем большинстве комплектовалась из славянских воинов. Так, князь Олег (правил в 882—912 гг.) освободил часть племени полян от дани хазарам, а затем с объединенным войском славян, в которое входили представители разных племен (чудь, варяги и др.) нанес удар по Константинополю, столице Византии. Договоры Олега с греками (907—911 гг.) открыли путь русским купцам на рынки империи. Князь Олег, появившийся на небосклоне русской истории после Рюрика и пришедший в Новгород из Ладоги, под видом купца прибыл в Киев, где утвердился как предводитель объединенных славянских и других племен вокруг Новгорода, Смоленска и Киева. Он посадил на княжение Игоря (правил с 912 по 945 гг.), якобы сына Рюрика.
 
* Суда славян — «насады» имели в основании выдолбленный ствол дерева, к которому крепились шпангоуты. В зависимости от количества груза на шпангоуты «насаживались» (нашивались) бортовые доски. При преодолении волоков или порогов такое судно разбиралось, груз переносили по суше, а ладью на катках передвигали сухопутьем к истоку реки, где восстанавливливалась необходимая высота бортов.
 
Но как Рюрик в Новгороде, так и Олег в Киеве столкнулись там с завершающимся этапом складывания государственного организма, в котором существовали законы, обязывавшие население к строгому их соблюдению. И нет ничего удивительного в том, что выражая интересы славянских и угро-финских племен, Олег объединил военные силы Киева и Новгорода, организовал походы на Византию в ответ на нарушение торговых договоров со стороны империи. Но вызывает размышления такой факт: бесследно исчезли с летописных страниц Рюрик и Олег, будто бы основавшие государство. Русские летописцы не знают даже, где они погребены, столь незначителен был след, оставленный варяжскими воеводами в русской истории. И русские законы не зафиксировали преимущества «завоевателей-норманнов» перед коренным населением, а ведь известно, что во Франции захватчики-франки провели резкую грань между собой и покоренным галло-романским элементом, так же как и датчане над англо-саксами в Англии.
 
Справедливость требует (если взять точку отсчета прихода варягов за точку отсчета основания Русского государства и учитывая тот факт, что власть воеводы Рюрика ограничивалась только пределами территории, населенными ильменскими словенами и угро-финскими племенами будущей Новгородчины) признания и существования династий русских правителей: Кия, Щека и Хорива в Киеве (VI в.), Гостомысла в Новгороде (IX в.) задолго до появления «находников» — скандинавов на русской земле. Суть происходящих процессов заключалась не в призвании или признании каких-либо династий, а в том, что Древнерусское государство, объединившее в своем составе наиболее крупные славянские племена, в этот период приступило к решению важнейших внутренних и внешнеполитических задач. Но как бы ни отрывочны или туманны были летописные сведения о первых правителях, их имена остались на страницах древних рукописей, поскольку они принимали участие в этих событиях. И совсем не случайно, что в дальнейшем от варягов остались лишь традиционные воспоминания о происхождении княжеских родов, но это свидетельствует более о тщеславии их потомков, нежели о научно обоснованной истине. Ведь и в других европейских странах многие династические линии правителей восходили к легендарному Ромулу или Августу Цезарю.
 
Русские люди не испытали на себе сколько-нибудь значимого норманского влияния. Малочисленные норманские группы, оседавшие на Руси, быстро растворялись, принимали язык и обычаи древних руссов. Малейшие попытки с их стороны изменить внутреннюю жизнь славянских племен встречали суровый отпор. Так, в 945 г. погиб князь Игорь, возжелавший в нарушение закона вторично взять полюдье со славянского племени древлян. «Повадился волк к овцам, все стадо перетаскает, если его не убить», — решили на вече древляне со своим князем Малом. Они предали смерти князя Игоря и его дружину. И были посвоему правы, хотя понесли за это жестокое наказание. Вдова князя Игоря, княгиня Ольга сожгла столицу древлян Искоростень, а князь Мал и его дочь Малуша (будущая мать князя Владимира I) оказались в плену. Но киевские князья не решались с тех пор проявлять своевластие. Княгиня Ольга вынуждена была упорядочить сбор дани. Она установили «уроки» — размер полюдья и его место сбора — «погосты». В правление Ольги к Киеву присоединились земли тиверцев по нижнему Днестру и уличей в Поднепровье.
 
Дальнейшее укрепление не только внутреннего состояния, но и международного положения Древней Руси связаны с полководцем Святославом Игоревичем. Походы киевского князя Святослава (правил в 964—972 гг.) сокрушили владычество хазар. Вятичи окончательно освободились от дани Хазарскому каганату, а волжский путь стал доступен русским торговцам. Затем все усилия Святослава были направлены на Балканы. Он стремился открыть дорогу киевскому государству не только на рынки Константинополя, но по Дунаю связаться со странами Южной Европы. В упорной трехлетней войне (968—971 гг.) с Византией Святослав не осуществил поставленной цели. Его походы основательно потрясли могучую империю, но силы были не равны. Кроме того, византийцы сумели привлечь на свою сторону кочевавших в причерноморских степях печенегов и добиться ухода русского войска с Балкан. Сам Святослав погиб в 972 г. в схватке с печенегами на днепровских порогах. Тем не менее, юго-восточные границы Древней Руси были обезопасены, а на Таманском полуострове возник южный форпост — Тмутаракань, центр будущего русского княжества*. Его преемник Владимир Святославович (правил в 980—1015 гг.) вынудил подписать Византию гарантированные договора с Русью, повел борьбу с печенегами. Для обеспечения безопасности рубежей государства со стороны степи он построил города по рекам Десна, Трубеж, Сула и заселил их воинам-славянами, вепсами, эстами и другими. Так зарождалась охрана границ — пограничная линия, состоявшая из крепостей, валов и засек.
 
* Просуществовало до XII в., а затем в результате половецких набегов потеряло связь с Русью и пришло в запустение. При Владимире было принято христианство (988 г.), которое еще больше утвердило авторитет князя, окончательно укрепило государственную власть и территориальное единство Древней Руси. Православие заменило многочисленных языческих племенных славянских богов — Сварога, Хорса, Даждьбога и др. Оно стало единой идеологией для всех славянских племен Руси. Православная церковь способствовала развитию этических норм, поддерживала стремление к единству народа, поощряла тягу с просвещению. Введя христианство как государственную религию, Владимир Святославич оставил свое государство независимым от Византийской империи, которая обычно считала все крещенные при ее помощи народы вассалами. Наоборот, Византия была обязана самой Руси распространению христианства в славянской державе. С официальным распространением христианства в Древней Руси благодаря прямому общению с культурой Византии наступил следующий этап более интенсивного развития литературных и художественных ценностей, градостроительства и архитектуры, переработанных на русской почве. Русь не последовала по пути слепого подражания или подчиненности. Православная религия на Руси удачным образом слилась с народными обычаями и традициями, не вошла в противоречие с общепринятыми в славянском мире понятиями о добре и зле, о чести и справедливости. Греческие проповедники считались с традициями славян и, внедряя новые обряды, приурачивали языческие празднества к христианским. Русь осталась самостоятельным государством как в культурной, так и в политической жизни.
 
Вокруг Киева окончательно объединились все земли восточных славян вплоть до границ владений племен пруссов на северо-западе в Прибалтике, на юге — по обе стороны Карпатских гор, на востоке — до Волги, где соприкасались с землями Волжско-Камской Булгарии. На севере новгородские поселения основывались на побережье Белого моря, постепенно продвигаясь вглубь Карелии по направлению к Терскому берегу — Кольскому полуострову. На территории государства проживало свыше 4 млн.человек. С распространением христианства на Руси завершился долгий процесс, начавшийся в VI в.н.э., зарождения и становления Древнерусского государства. На всей объединенной территории действовал общий для всего населения «закон русский», в который вошли и церковные уставы, регулировавшие взаимоотношения людей в обществе. Таким образом, в период правления Владимира Святого 1 июля 988 г. можно считать как дату окончательного формирования не только государства, но и государственности на Руси. Великий киевский князь Владимир большое внимание уделял укреплению государственного аппарата. Он ликвидировал призрачную независимость («автономию») племенных князей. Великий князь лично направлял своих ставленников в крупные центры Древней Руси. Чаще всего это было его сыновья (наместники), реже — старшие дружинники — бояре (посадники). Все они назывались наместниками или посадниками. Сыновья великого князя именовались князьями-наместниками. Так, в землях новгородских словен в Новгороде был посажен князьнаместник Вышеслав, позже Ярослав — будущий великий князь, в дальней Тмутаракани — Мстислав. Теперь великий князь в Киеве получал дань от наместников, которые управляли назначенной им в управление территорией. Кроме наместников великокняжеская власть создала аппарат должностных лиц из дружинной верхушки: сборщиков дани — данников, судебных лиц — мечников и вирников; управляющих княжеским владением — тиунов и непосредственно княжеским двором — ключников.
 
При Ярославе Владимировиче Мудром (правил в 1019—1054 гг.) был составлен юридический документ — «Русская Правда». Это был первый письменный закон, опиравшийся на нормы обычного права, существовавшего в недрах складывающегося государства. Законы Ярослава разбирали споры между членами княжеской дружины и свободными людьми, населявшими русское государство. «Правда»... ограничивала кровную месть (пережиток первобытнообщинного строя) кругом близких родственников. В 60—70-х гг. XI в. она была дополнена рядом статей, которые отменили кровную месть и установили плату за убийство разных сословий населения: жизнь старших дружинников оценивалась в 80 гривен (4 кг серебра); свободного киевлянина, новгородца, купца — 40, а ремесленников — в 12 гривен. Основное содержание «Правды Ярославичей» — потомков Ярослава заключалось в защите имущества бояр-землевладельцев и князей-вотчинников. Хоромы боярина и князя строго охранялись — за нанесение им ущерба полагался чрезвычайно высокий штраф, равный годовой дани с крупной волости. Время Ярослава — не только становление законности, но и время высочайшего расцвета культуры на Руси. При нем был возведен храм св. Софии в Киеве. Широко велись работы по переписке и переводу книг с греческого на русский язык, обучению грамоте. Вырос международный престиж Древнерусского государства. С ним считалась Византия и страны Западной Европы и Скандинавии. По завещанию Ярослава Владимировича Мудрого произошло закрепление территорий за его сыновьями. Таким образом, наряду с мелкими земельными владениями дружинников-бояр стали возникать на месте племенных владений (полян, словен, вятичей). Но, как правило, за немногим исключением, колонизация новых земель происходила мирным путем.
 
В районе Чудского озера эстские поселения соседствовали с русскими. В Новгороде находился Чудин конец — административная единица города, заселенная угро-финнами. На востоке древние русские города Ростов и Суздаль располагались в землях мери, муромы и веси (угро-финские племена). На юге кочевые племена (печенегов, узов, торков), ранее воевавшие с Киевом, селились в порубежье, несли охрану границ. Во второй половине XI в. (1055 г.) на степных границах Древней Руси появился опасный враг — орды половцев. Они совершили набег на Русь, предварительно напав на своем пути на узов и торков, кочевавших в степях Приднепровья. Появление опасного противника задержало наметившуюся тенденцию к раздроблению русских земель на отдельные княжества.
 
Половецкий натиск был отбит объединенными силами русских земель под водительством великого киевского князя Владимира Мономаха (правил в 1113—1125 гг.). Он многое сделал для внутреннего устройства Древнерусского государства. Став в 1113 г. великим киевским князем, Владимир II ограничил бесконтрольную деятельность сборщиков податей и ростовщиков согласно изданному им «Уставу Владимира Мономаха», явившегося дополнением к «Русской Правде», что улучшило положение трудового населения. Ему удалось стабилизировать внутреннее положение Руси, преодолеть сепаратизм князей перед лицом внешней опасности, объединить княжества вокруг единого центра — Киева. Великий князь приложил все силы, чтобы искоренить «крамолу» враждующих князей. Не случайно шапка Мономаха стала короной русских царей, символом преемственности власти. Владимир Мономах объединил воинские контингенты русских княжеств. При нем прекратились усобицы и князья земель беспрекословно выполняли волю великого князя Киевского. И результаты не замедлили сказаться. Большая часть половецких орд ушла на Северный Кавказ; оставшиеся мирно и тихо кочевали в низовьях Дона, не смея приблизиться к границам Руси.
 
Ликвидация набегов кочевников имела двоякое значение. Угроза миновала и владетели княжеств занялись «устроением своих земель». В условиях натурального хозяйства и с развитием производительных сил имелась возможность для каждого региона (княжества) отделиться от центра. Землевладельцы — бояре были заинтересованы в сильном аппарате управления на местах. При их помощи потомки князей- наместников утверждали свою власть в Черниговском, Смоленском, Владимиро-Суздальском, Галицко-Волынском и других княжествах. Процесс выхода княжеств-земель из повиновения Киеву после смерти сына Владимира Мономаха Мстислава в 1132 г. принял обвальный характер. Он начался во второй половине XII в. и продолжался вплоть до конца XV столетия. Эпоха временного объединения Руси перед лицом кочевой опасности завершилась. Местному боярству каждого княжества нужна была власть в лице «своего» князя. Великий князь из Киева уже не мог контролировать экономическую и политическую жизнь, обособившись окраин государства, геогранические пределы которых соответствовали племенным союзам, которые складывались веками. Распалось единое Древнерусское государство, а вместе с ним произошло разъединение некогда могучего сильного войска, отстаивавшего независимость Древней Руси от посягательств завоевателей.
 
Литература 

1. Греков Б.Д. Киевская Русь. М., 1953. 
2. Древнерусское государство и его международное значение. М., 1965. 
3. Карамзин Н.М. История государства Российского. М., 1988. Кн. 1. 
4. Ключевский В.О. Сочинения в девяти томах. М., 1987. Т. 1. 
5. Соловьев С.М. Сочинения. История России с древнейших времен. М., 1988. Кн. 1. 
6. Рогов В.Я. История государства и права России. IX — начало XX веков. М., 1995. 
7. Рыбаков Б.А. Киевская Русь и русские княжества XII — начала XIII веков. М., 1982. 
8. Рыбаков Б.А. Древняя Русь. Сказания. Былины. Летописи. М., 1963.

 



Наша реклама